75 лет Великой Победы: воспоминания ветерана войны Магомеда Атаева

12.05.2020

Воспоминаниями своего дедушки Ветерана ВОВ Атаева Магомеда Махтиевича поделилась начальник секретариата УФСИН России по Республике Дагестан майор внутренней службы Абакарова Эльмира Садрутдиновна.

Атаев Магомед Махтиевич родился – 23 февраля 1918 г., в городе Темир-Хан-Шуре. Магомед учился в Наримановской школе № 5. Кем он мечтал стать, трудно сказать, но когда подрос, окреп, пошел работать на Буйнакский консервный завод рабочим, вскоре его назначили бригадиром.

Видимо, работа эта его не очень устраивала, и он поступил учиться на 10-месячные педагогические курсы при Буйнакском даргинском педагогическом училище. По окончании училища был направлен на работу учителем в Янгиюртовскую неполную среднюю школу. На втором году учительской работы, в октябре 1940 г., получил долгожданную повестку в Красную Армию.

Эшелон из теплого Дагестана вез призывников на Север; чем дальше следовал поезд, тем ощутимее был холод. Уже встречались белые запорошенные поля, леса с высокими сосновыми деревьями, одетыми в снега.

Магомед попал в Лехтуси на Карельском перешейке, в 43 Краснознаменную дивизию в 1 взвод 4 батальона 1 полка. Здесь 10 ноября 1940 г. Атаев М. принимает военную присягу. Как грамотного красноармейца его направляют учиться в полковую школу сержантов, а после ее окончания назначают командиром стрелкового отделения 101 местного батальона 65 сп.

Из воспоминаний фронтовика: «Перед войной я заболел и попал в госпиталь города Выборга. Однажды шел на завтрак и по репродуктору услышал голос В.И. Молотова, читавшего сообщение о начале войны; слушали все, кто находился во дворе госпиталя. После сообщения все засуетились, быстро позавтракали; нас экстренно эвакуировали в Ленинград.

В госпитале я сдружился с капитаном Прониным, когда прибыли в Ленинград, мы с ним пошли на Фонтанку, недалеко от города, оттуда попали в село Фанерное в Ижорске. Здесь я принимал участие по обороне Ленинграда. Вели минометный обстрел врага, проводили разведку боем. Фронтовые будни отнимали силы и здоровье.

В июне 1942 г. меня направили на курсы шифровальщиков, а уже через шесть месяцев я получил специальность шифровальщика и звание младшего лейтенанта. В декабре 1942 г. меня назначили шифровальщиком-помощником начальника 6 отдела 109 сд 42 армии; через месяц в январе 1943 г. перевели в штаб фронта помощником начальника 6 отдела. Спустя 3 месяца вызывает подполковник Смирнов и зачитывает приказ о моем переводе в 13 отдельный разведывательный Ленинградский Краснознаменный авиационный полк 13 ВА – помощником начальника штаба по спецслужбе.

Здесь мне присвоили и очередное звание – лейтенанта. Всю блокаду Ленинграда я прослужил в этой части и войну закончил там же в звании капитана…»

Во время войны Атаев Магомед получил осколочное ранение в левую ногу и в область живота, полученные в 1942 г. в районе Ижоры. Фронтовик был награжден орденом Красной Звезды, медалями «За оборону Ленинграда», «За боевые заслуги», «За победу над Германией».

Магомед Махдиевич вспоминал, как ему по долгу службы приходилось бывать в блокадном Ленинграде. Те ужасы, что он видел там, не поддаются описанию. Замерзшие трупы на улицах, голодные дети в лохмотьях, ноги поверх обуви обмотаны какими-то тряпками. И этот детский взгляд – полный трагизма, пронизывающий, вызывающий чувство вины перед этими маленькими человечками за то, что не уберегли их детство, позволили им осиротеть, обрекли на голодную смерть. Это было жутко, и он вместе со всеми защитниками Ленинграда пережил эту бесчеловечную трагедию…

Иногда на войне случалось и веселье, праздники. Из воспоминаний фронтовика:

«…Наша часть стояла недалеко от места, где когда-то было имение Троекуровых (Дубровского). Вдруг нам сообщают, что поступил приказ: готовиться встретить артистов. Мы думали, что приедут артисты с концертом. Но каково было наше удивление, когда подъехали две, доверху груженные какими-то вещами, машины. Стали выгружать «реквизит» артистов театра. С удивлением обнаруживаем много немецкой формы, каски, немецкие автоматы, даже несколько собак-овчарок, а также крупные макеты советских и немецких самолетов, почти натуральной величины.

На следующий день нам сообщили в штабе, что у нас в части будет сниматься фильм о летчиках, воздушных разведчиках. Приехали артисты, режиссеры и другие работники киностудии. Мы уже забыли о войне, о службе, говорили только о предстоящих съемках фильма. Нам сообщили, что для массовых сценок, эпизодов фильма будут подбирать «артистов» из нашей части. Конечно, многие в душе надеялись попасть в число счастливчиков и участвовать в съемках. Я об этом не думал и не мечтал, только следил за проходящим ажиотажем вокруг съемок.

Вдруг подошел ко мне один из работников съемочной группы (режиссер фильма) и предложил принять участие в маленьком эпизоде. Недолго думая, я дал согласие. Но когда узнал, какая «роль» мне уготована, отказался. Меня стали уговаривать, упрашивать: «Да здесь ничего таково нет, это эпизод, это фильм…» В конце концов, я поддался уговорам и согласился. А играть мне предстояло немецкого солдата.

По сценарию было так. Немцы сбили советский самолет-разведчик У-2, летчик падает на парашюте на дерево. Немцы бегут к месту падения советского летчика с овчаркой. Бегут в цепочку, впереди бежит немец с овчаркой, третьим бежал я, и все с автоматами. Так и прошли эти съемки. Нас снимали где-то три-четыре раза.

Позднее мы узнали, что это был фильм об авиаразведчиках, почти о нас, и назывался он «Небесный тихоход». Съемки проходили несколько дней. Когда все закончилось, перед отъездом артистов наше командование устроило прощальный ужин, с музыкой, танцами. Здесь прекрасно танцевали и наши летчики, и артисты, в том числе и артист, сыгравший роль Булочкина. Танцевали русские плясовые, цыганочку, гопак. Пришлось и мне выйти в круг, для меня сыграли что-то наподобие лезгинки, и все хлопали, стараясь попасть в такт; но я все же станцевал лезгинку и, наверное, неплохо, потому что меня стали просить: «Миша, сбацай еще раз!» (Мишей называли в армии Магомеда Атаева близкие друзья). Но я сказал, что хороший танец не повторяется два раза, на что все засмеялись и зааплодировали…».

Атаев Магомед Махдиевич

Атаев Магомед Махтиевич - картина, нарисованная карандашом, сослуживцем Атаева М.М.

Дата последнего обновления: 12.05.2020 18:56

архив новостей

« Июнь
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 1 2 3 4 5
2020 2019 2018  
ИНТЕРНЕТ-ПРИЕМНАЯ Напишите нам электронное письмо

Телефон доверия